Отработанные глиняные карьеры

Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Однажды летом мы посетили один из старинных кирпичных заводов в Мытищах, что под Москвой. К источникам сырья нам пришлось идти около получаса открытым полем. Там и сям блестели искусственные озерца - в недавнем прошлом отработанные глиняные карьеры - огромные выемки, накопившие влагу дождей.

Но вот и действующий карьер. Наверху насыпи трещит многоковшовый экскаватор. Он вгрызается в землю, и его ковши стремительно опрокидываются над вагонетками, выбрасывая туда грязное месиво - глину.

Как хорошо, что человек изобрел механическую лопату - экскаватор. Легко вообразить, сколь тяжким был труд на глиняных карьерах, когда приходилось по колено в вязкой массе нагружать лопатами тачки.

Мотовоз увез вагонетки в сторону завода, и мы направились вслед за ними. Первое, что увидели, когда добрались до завода, были лопаты, не механические, а самые обыкновенные, дедовские. Рабочие захватывали из вагонеток глину и сбрасывали ее в подземелье.

Там был сооружен большой прямоугольный ящик, разделенный на несколько отсеков. В одном из них - глина, в других - различные материалы, образующие вместе с глиной смесь для производства кирпича - шихту. Дно ящика - транспортер. Здесь начинается движение глиняной шихты к обжигательной печи.

Вот из подземелья выходит лента транспортера, увлекая наверх глину, только что выгруженную из вагонеток силой человеческих рук. Любопытно, что следующий процесс на некоторых дореволюционных заводах выполнялся ногами. Рабочие, обладавшие незаурядной физической силой, устраивали «танец» в глине, превращая ее в более или менее однородную тестообразную - массу.

Этот процесс выполняет теперь машина - глиномешалка.

Смешивая глину с водой, она подает тесто в пресс, и глазу, утомленному бесконечным грязевым хаосом, приятно наблюдать отработанную массу, имеющую вид ровной ленты - бруса. Но вот в дело снова вступают руки: работницы отрезают куски от глиняной ленты, и получаются сырые кирпичи. И снова руки... Сырец, каждый будущий кирпич, укладывается руками в люльку своеобразного конвейера. К бесконечной цепи подвешены двухполочные ячейки. Их много, они расположены примерно в метре друг от друга, и каждая из них в своей верхней части снабжена роликами. Цепь движется, ролики люлек катятся по укрепленному на кронштейнах рельсу, и сырец отправляется в долгий путь, где еще не раз человеческие руки будут перекладывать его из люлек в сушильные сараи, а затем снова в люльки, пока он не попадет в обжигательную печь.

Переходя от одного участка технологического процесса к другому, мы оказались в большом полузакрытом сарае, в котором сырец «отдыхает». Здесь совершается невидимый глазу важный процесс - сушка.

Только что вышедший из-под пресса сырец слишком влажный, чтобы подвергать его дальнейшей обработке. У него не хватает механической прочности, и поэтому он не может нормально «сесть» в обжигательную печь. Кроме того, чрезмерная влажность затрудняет обжиг сырца, приводит к излишнему расходу топлива в обжигательной печи: ведь пока из сырца не улетучится влага, он не нагреется сильно даже в самом горячем пламени. И вот сырец сушится... День, второй, третий и даже пятый, а иногда и десятый. Здесь, в Мытищах, процесс сушки очень медленный. Солнце нагревает воздух, теплый воздух продувает сарай, отбирая постепенно у сырца влагу.

А если пасмурно и сыро? А как же зимой?

Ответ на эти вопросы прост: старые кирпичные заводы, сохранившиеся со своей примитивной технологией до наших дней, работали только летом. Это были сезонные заводы, под стать сезонникам - рабочим, трудившимся на них.

Последнее изменение записи: 08.01.2017 | Рубрика: Тематические статьи, раздел 1
Плюсануть
Поделиться
Класснуть